Чудеса иммунотерапии в руках талантливых врачей oncobudni — ЖЖ

Чудеса иммунотерапии в руках талантливых врачей oncobudni — ЖЖ

Иммунотерапия рака: от выживания к выздоровлению

Премию по медицине в 2018 г. Нобелевский комитет присудил 70-летнему Джеймсу Эллисону (США) и 76-летнему Тасуку Хондзё (Япония) за исследования в области иммунотерапии рака. Их открытие произошло относительно недавно – в 2002 г. Но уже сегодня новый вид лечения дал надежду на обуздание тех видов опухолей, которым ранее противопоставить было нечего. Например, раку мочевого пузыря при невозможности применения цисплатина или после предшествующей химиотерапии. В будущем, не исключено, именно благодаря иммуноонкологии можно будет говорить не о выживаемости в течение определенного времени после лечения, а о выздоровлении. О перспективах иммуноонкологии шла речь на симпозиуме компании Roche («Рош»), прошедшем в рамках XIII конгресса Российского общества онкоурологов.

Чудачество, ставшее чудом

Профессор Евгений Имянитов, руководитель отдела биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, заведующий кафедрой медицинской генетики Санкт-Петербургского педиатрического университета, профессор кафедры онкологии Северо-Западного медицинского университета им. И.И. Мечникова рассказал о том, как зародилась идея, приведшая к совершенно новому направлению в лечении, о котором мы говорим сегодня.

«Иммунология в современном виде появилась в середине двадцатого века. Было интуитивно понятно, что надо попытаться найти у пациентов нарушение иммунитета, которое приводит к тому, что опухоль ускользает из-под контроля защитных сил организма. Но если быть честным, то в 80–90 гг. прошлого столетия вся эта деятельность стала восприниматься немного как чудачество».

Перелом произошел на рубеже веков. Экспериментально было доказано, что опухоли, которые возникают у нормальных мышей, проходят иммуноредактирование, то есть они адаптируются к локальным условиям иммунитета. Это вызвало новый всплеск интереса к проблеме.

«Системного нарушения иммунитета у онкологического пациента искать не надо, его скорее всего просто нет. А для жизни опухоли мало, чтобы она делилась, образовывала метастазы, и т.д. Необходимо также продуцировать факторы, которые обеспечивают локальную (периопухолевую) иммуносупрессию», – обозначил профессор Имянитов суть новых знаний.

Попали в историю

Основной целью ученых стало определить механизмы обхода опухолью иммунного ответа и нейтрализовать эту способность опухоли. И вот на удочку исследователей попались клеточный рецептор PD-1 и его лиганд (фактор-партнер) PD-L1. В здоровом организме, лиганды PD-L1 и PD-L2 связываются с PD-1 и активируют его, это специфический рецептор Т-клеток, который защищает здоровые клетки от случайного поражения.

В 2002 г. Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё обнаружили, что опухоль продуцирует избыточное количество лиганда PD-L1 и за счет этого маскируется. Если прервать связь PD-1 с PD-L1, то скорость прогрессии опухоли падает.

Первыми иммунотерапевтическими препаратами стали ингибиторы PD-1, в результате их действия лиганду PD-L1 не с чем стало связываться. На сегодняшний день в российской практике применяются уже несколько таких лекарств.

Следующим поколением препаратов стали ингибиторы PD-L1. Важно, что этот лиганд связывается не только с PD-1, но и с рецептором B7.1, разрыв этой связи обеспечивает активацию Т-клеток.

Кроме того, предварительные исследования позволяют сделать вывод о том, что ингибиторы PD-L1 не нарушают связь другого лиганда PD-L2 с PD-1, ответственную за иммунную саморегуляцию, и тем самым не допускается развития аутоиммунных реакций.

Новый фактор

Первым ингибитором PD-L1, зарегистрированным в России, стал препарат атезолизумаб компании Roche. Пока показаниями для его применения стали уротелиальный рак (рак мочевого пузыря) и немелкоклеточный рак легкого. По словам профессора, руководителя онкологического отделения противоопухолевой терапии Центральной клинической больницы Управления делами Президента РФ, члена правления RUSSCO Дмитрия Носова, на протяжении последних двух десятилетий не было практически никаких изменений в алгоритме лекарственного лечения метастатического уротелиального рака.

Несмотря на то, что рак мочевого пузыря считается опухолью относительно чувствительной к химиотерапии, продолжительность жизни больных при использовании данного лекарственного подхода остается невысокой. Максимально, чего удалось добиться – увеличить медиану продолжительности жизни пациентов с метастатическим раком мочевого пузыря с шести до двенадцати месяцев, обратил он внимание.

«Примерно у 50% больных этим видом рака мы не можем использовать стандартные режимы химиотерапии с включением цисплатина из-за соматического состояния больного, пожилого возраста, нарушений почечной функции», – поделился эксперт.

Таким образом, большое число больных не могут получить стандартные химиотерапевтические режимы в качестве первой линии лечения. В том случае, если и удается добиться эффекта от химиотерапии, он не очень продолжительный. При этом, не стоит забывать про риски, связанные с развитием различных токсических осложнений на фоне ее проведения.

«В то же время известно, что уротелиальный рак – высокоиммуногенное заболевание, которое характеризуется высокой мутационной нагрузкой. И это одно из первых онкологических заболеваний, при котором 40 лет назад начал использоваться неспецифический иммунотерапевтический подход в виде БЦЖ терапии при неинвазивном раке мочевого пузыря. Сейчас в нашем арсенале целый ряд новых иммунотерапевтических препаратов, которые могут использоваться в качестве первой и второй линии терапии пациентов с метастатическим уротелиальным раком. Атезолизумаб является первым препаратом, одобренным для клинического использования в России», – сказал Дмитрий Носов.

В клиническом исследовании IMvigor 210 было показано, что монотерапия препаратом атезолизумаб в 1 линии терапии РМП при невозможности лечения цисплатином позволяет увеличить медиану общей выживаемости lj 16,3 месяца в сравнении с историческим контролем. При этом медиана длительности ответа пока не достигнута и на момент оценки составляет 29,3 месяца.

Читайте также:  Брокколи — польза и вред, как приготовить брокколи - рецепты

Как показали исследования, положительный эффект применения иммунотерапии уротелиального рака имеет продолжительный временной потенциал. Пример из практики привел профессор, заместитель гендиректора по научной работе ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава РФ, ученый секретарь Российского общества онкоурологов, член Европейской и Международной ассоциаций урологов Борис Алексеев.

Пациент с инвазивным уротелиальным раком прошел два курса химиотерапии и, к сожалению, опухоль вновь стала прогрессировать. Мужчину включили в клинические исследования с применением препарата атезолизумаб. Через два месяца терапии препарата сумма диаметров опухоли мочевого пузыря и метастазов уменьшилась на 40%.

«На сегодняшний день прошло полтора года после начала монотерапии атезолизумабом и продолжается уменьшение очагов опухоли. Это характерный пример того, как работают ингибиторы контрольных точек. Далеко не у всех достигается эффект, но у тех, у кого он есть, он, как правило, длительный», – подчеркнул профессор Алексеев.

Терра инкогнита

Конечно, участников симпозиума интересовал вопрос, что делать с таким больным дальше. Как отметил Дмитрий Носов, наибольший опыт применения новых иммунопрепаратов накоплен у больных меланомой.

«Проанализирована группа больных, у которых была достигнута полная ремиссия на фоне терапии регуляторами контрольных точек иммунного ответа. У 90% больных полная ремиссия сохранялась после прекращения терапии. Но период наблюдения пока небольшой и нет полного понимания оптимальной продолжительности лечения в случае достижения полного эффекта», – поделился он.

Кроме того, по его словам, есть и ограничения по применению иммунопрепаратов, в том числе и атезолизумаба. Речь идет прежде всего об аутоиммунных заболеваниях, в этом случае необходимо с особой осторожностью подходить к лечению таких пациентов.

Изучение этих лекарств продолжается. Летом 2018 г. FDA выпустило релиз, который предупреждает, что иммунопрепараты первой линии необходимо использовать только у пациентов с экспрессией PD-L1. Пока подробностей нет, но онкологи всего мира ожидают результатов исследования на эту тему.

И тем не менее потенциал у нового вида терапии большой. Привлекает прежде всего тот факт, что один ингибитор лиганда или рецептора применим для нескольких видов опухоли. Борис Алексеев также обращает внимание, что идут исследования комбинации иммунопрепаратов с химиотерапией, таргетными лекарствами.

«Чем больше вариантов терапии мы имеем, тем дольше будет жить больной», – считает он.

Территория надежды

Евгений Имянитов согласился, что иммунотерапия применяется при многих видах опухоли, но все же пока неуниверсальна. Тем не менее у этого вида лечения большие перспективы.

«Например, ученые сейчас пытаются перепрограммировать собственные лимфоциты человека для распознавания опухолевых клеток, в этом случае можно будет использовать иммунотерапию в качестве адъюванта», – сказал эксперт. Последнее десятилетие, по его мнению, можно назвать триумфом иммунотерапии. Не случайно Нобелевский комитет выбрал именно это направление.

Интерактивный опрос участников симпозиума показал, что у большинства практикующих онкологов пока нет опыта использования иммунотерапии в клинической практике. Но, как сказал профессор Носов, это тот недостаток, который, как молодость, проходит с годами.

К тому же понимание, что в лечении рака наступил перелом, есть и у государства: новые препараты включаются в перечни лекарств, закупаемых либо по программе госгарантий, либо по другим программам. Так, комиссия Минздрава в сентябре 2018 г. рекомендовала атезолизумаб к включению в ЖНВЛП.

«Теперь у регионов будет возможность закупать лекарство. Препарат станет доступен, если будет финансирование здравоохранения. И здесь есть определенные надежды: Правительство озвучило планы по выделению дополнительных 70 млрд руб. на лекарственную терапию онкологических больных», – отметил глава Roche в России Ненад Павлетич, – Кроме того, наша компания проводит исследования по расширению показаний атезолизумаба. Чем больше будет показаний, тем шире иммунотерапия будет входить в практику», – надеется он.

И врачи, и пациенты в свою очередь верят, что в будущем иммунотерапия сможет не только перевести смертельно больных с людей в категорию тех, кто страдает хроническими заболеваниями, но и приведет к выздоровлению этих тяжелых больных.

Источник публикации: ЗАО «Рош-Москва»

Иммунотерапия при раке легких отзывы

Онкоиммунология является достаточно новым и перспективным направлением в лечении рака. В клинике онкоиммунологии в НМИЦ им. Н.Н. Петрова в рамках этого направления успешно применяется инновационная методика – вакцинотерапия дендритными клетками. Вот уже полтора десятка лет она показывает хорошие результаты лечения при таких видах онкологических заболеваний, как кожная меланома, саркома мягких тканей, рак кишечника, а также рак почки. С 2010 года коллективом специалистов научного отдела онкоиммунологии проведено более 1580-и лечебных циклов для 203-х больных. Результаты впечатляют. Поэтому именно сейчас пришло время для определения путей более широкого использования методики и расширения спектра заболеваний, в борьбе с которыми она может применяться.

Читайте также:  Современные правила этикета - Этика, эстетика, мораль, воспитание, нормы поведения, общество

Центр развивает онкоиммунологию с 1998 года

Иммунотерапия как новый подход в лечении онкологических заболеваний, была создана в Санкт-Петербурге, в НМИЦ им. онкологии Н.Н. Петрова, где в 1998-м году начала работу лаборатория онкоиммунологии. Именно на базе этой лаборатории удалось установить, что собственные иммунные клетки пациента можно «обучить» распознавать опухолевый процесс в организме.

Онкоиммунология преодолевает трудности лечения рака

Многие опухоли сложны в лечении именно потому, что они способны маскироваться от иммунных клеток, а порой и инактивировать их. Поэтому стандартные методы лечения рака, применяемые в клиниках: хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, гормональная терапия – остаются без поддержки со стороны иммунной системы пациента. Однако в лаборатории онкоиммунологии был найден способ «перезапустить» иммунитет пациента, предварительно настроив его на конкретную опухоль. Для этого используются дендритные клетки из костного мозга (они всегда присутствуют в крови наряду с лейкоцитами, лимфоцитами и прочими клетками), задача которых предъявить основным защитным клеткам организма – Т-лимфоцитам – белковые молекулы, характерные для опухоли (антигены).

Создание вакцины из дендритных клеток

Процесс проходит в специальном сосуде, куда помещается подготовленная кровь, ранее взятая у пациента, а также «обломки» опухоли, выделенной из его же организма, либо антигены похожей опухоли, имеющиеся в банке НМИЦ. Дендритные клетки оседают на стенках сосуда и начинают активно поглощать (фагоцитировать) опухолевые частицы, формируя на своей поверхности специфический «обучающий сигнал». С последующим введением содержащей такие дендритные клетки суспензии в организм, Т-лимфоциты получают возможность «узнать» опухоль и начать атаковать её.

Детям – бесплатное лечение

Патент на онкоиммунологический способ лечения «Иммунотерапия костно-мозговыми дендритными клетками больных солидными опухолями» зарегистрирован НИИ им. Н.Н. Петрова в 2003 г. В 2008 г. запатентована вакцина на основе дендритных клеток. В 2010 г. получено разрешение Минздрава РФ на применение этой медицинской технологии в клинической деятельности. На сегодняшний день, лечение индивидуальными противоопухолевыми вакцинами доступно только для детей; для взрослых лечение платное.

Отзывы пациентов


Лечение индивидуальной противоопухолевой вакциной на основе дендритных клеток пациента в клинике онкоиммунологии в Санкт-Петербурге может быть назначено пациентам, соответствующим определенным критериям включения и исключения, как взрослым, так и детям.

Хотим предупредить Вас, что, к сожалению, вакцинотерапия это не панацея. Она применяется при сОлидных опухолях (опухолях органов), в комплексе с другими методами лечения. Эффективность вакцин — стойкая ремиссия, зафиксирована у 46% пациентов, которые получали этот вид терапии.

Для того, чтобы определить возможность прохождения вакцинотерапии необходимо:

  1. Записаться на первичный бесплатный прием онколога НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.
  2. Врач соберет анамнез, уточнит, какие обследования необходимо сделать. Даст направление на иммунологическое и иные исследования, с результатами которых нужно записаться на прием онкоиммунолога НИИ.

В зависимости от заболевания врач первичного приема может отменить то или иное исследование из п. 1-3 стандартного списка, а также уточнить параметры исследования 4. Стандартный список см. ниже.

Обследования, результаты которых необходимо иметь на руках во время первичного приема онкоиммунолога (должны быть выполнены в течение последних 30 дней):

  1. МРТ головного мозга, брюшной полости и малого таза с контрастированием.
  2. КТ органов грудной клетки с контрастированием.
  3. Остеосцинтиграфия.
  4. Биохимический анализ крови: АлТ, АсТ, ГГТ, билирубин общий, общий кальций, мочевина, мочевая кислота, креатинин, общий белок, глюкоза, железо, СРБ, ЛДГ.
    Срок выполнения: 1-2 рабочих дня.
  5. Расширенный иммунный статус 9 параметров.
    Срок выполнения: 5-14 рабочих дней. Материал: кровь.
  6. Клинический анализ крови развернутый (с подсчетом лейкоцитарной формулы, подсчетом тромбоцитов, описанием морфологии клеток).
    Срок выполнения: 1-2 рабочих дня.
  7. Во время приема онкоиммунолог, как правило, назначает пациенту молекулярно-генетическое исследование. Его стоимость варьируется в зависимости от диагноза и показателей, которые надо проанализировать.
    Срок выполнения от 14 до 30 рабочих дней. Материал: блоки, стекла (предварительно пересмотренные в лаборатории НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова).

МРТ и КТ выполняются с промежутком 1 день.

Обследования после остеосцинтиграфии проводятся через 3 дня (начиная с дня, следующего за днем проведения этого обследования).

Рекомендуем Вам выполнить исследования 4 и 6 в лаборатории НМИЦ онкологии.

Внимание!! Мы ждем Вас на консультации в клинике онкоиммунологии со всеми имеющимися медицинскими документами и их ксерокопиями: эпикризами, результатами обследований и анализов за прошедшие периоды (чтобы врач мог проанализировать динамику) и пр. Обязательно возьмите с собой свою гистологию: блоки и стекла.

Запись на анализы и прием по телефону (812) 43-99-555 с 9 до 21 часа

Лекарственная иммунотерапия рака менее токсична и продлевает жизнь

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Лекарство, используемое при иммунотерапии рака, может избавить некоторых больных от изнуряющей химиотерапии, а также продлить им жизнь, утверждают исследователи.

В ходе клинических испытаний было выявлено, что лекарство под названием пембролизумаб сдерживало развитие различных типов рака головы и шеи в среднем в течение двух лет — это в пять раз дольше, чем при применении химеотерапии.

Читайте также:  Биохимический скрининг первого триместра

Оно также давало гораздо меньше побочных эффектов.

  • Рак стал основной причиной смерти в богатых странах
  • Ученые увидели связь между выхлопными газами и раком мозга

В Соединенном Королевстве в последнее время растет количество случаев заболевания этими типами рака, и если они диагностированы поздно, то лечить их сложно.

«Я могу жить нормальной жизнью»

70-летний Дерек Китчерсайд их графства Лестершир уверен, что его уже не было бы на этом свете, если бы не пембролизумаб.

В 2011-м году ему диагностировали рак гортани. Когда три года спустя, после стандартного лечения, у него начался кашель с кровью, ему сказали, что рак распространился на легкие, и, возможно, уже не поддастся лечению.

Дерек попросился принять участие в клинических испытаниях и в течение двух лет каждые три недели ездил в Лондон для прохождения лечения пембролизумабом.

«Опухоль постоянно уменьшалась, и после каждого визита я чувствовал себя все лучше и лучше, — рассказал он. — Это сильно изменило мою жизнь».

Состояние Дерека регулярно проверяют при помощи магнитно-резонансной томографии (МРТ), которая показывает, что рак не развивается, а опухоль по-прежнему уменьшается.

«Я очень рад, что могу продолжать нормально жить, — говорит Дерек. — Думаю, без него (лекарства) меня уже не было бы в живых».

Что такое иммунотерапия?

Это лечение, которое не убивает сами раковые клетки, а стимулирует иммунную систему организма, чтобы она могла обнаруживать и атаковать их.

Пембролизумаб уже используется для лечения широкого спектра прогрессирующих видов рака, включая меланому — тип рака кожи, который распространяется очень быстро.

По мнению экспертов, его можно будет использовать для лечения и многих других типов этого заболевания.

Когда она используется?

Как правило, иммунотерапия применяется, если стандартное лечение, такое как химиотерапия, не принесло результатов. Но это исследование, проведенное на 882 пациентах из 37 стран, дает основания предполагать, что она должна использоваться раньше, а для некоторых людей это должен быть предпочтительный первый вариант лечения.

Препарат регулярно вводится пациентам через капельницу, но сейчас лечение проводится в том случае, если рак вернулся или распространился и считается неизлечимым.

Почему она лучше, чем нынешние методы?

Согласно исследованию, опубликованному в журнале Lancet, это лечение более мягкое, более безопасное, и также может продлить жизнь пациентов на более долгий срок.

Однако иммунотерапия может подойти не всем.

При лечении людей с прогрессирующим раком головы и шеи препарат помог одному из четырех — их заболевание становилось менее агрессивным или стабилизировалось в среднем в течение 23 месяцев.

Для сравнения, хотя значительная часть пациентов (36%) положительно отреагировали на стандартное химиотерапевтическое лечение, улучшения у них наблюдались в среднем всего четыре с половиной месяца.

Пациентам с более крупными и агрессивными опухолями вводили препарат в сочетании с химиотерапией, чтобы помочь замедлить прогрессирование заболевания: в этом случает болезнь удавалось удерживать в среднем в течение семи месяцев.

Кому она может помочь?

По словам профессора Кевина Харрингтона, консультанта в сфере клинической онкологии в больнице The Royal Marsden NHS Founation Trust, который руководил исследованием, главная задача заключается в том, чтобы выявить людей с опухолями, которые будут реагировать на это лечение.

Врачи могут решить эту проблему с помощью теста на наличие иммунного маркера PD-L1 в опухоли.

Профессор Харрингтон говорит, что примерно 85% людей с запущенным или рецидивирующим раком головы и шеи могут лечиться пембролизумабом — это около 1300 пациентов в год.

Почему это лечение более мягкое?

На сегодняшний день основное рекомендуемое лечение — это токсичная комбинация химиотерапии и терапии антителами, из-за которых пациенты зачастую чувствуют себя очень плохо. Такое экстремальное лечение может также привести к повреждению почек, кистей рук и стоп.

Пациенты, которых лечили посредством иммунотерапии, испытывали гораздо меньше побочных эффектов. «Это более разумно и менее токсично — пациенты живут дольше и чувствуют себя лучше», — говорит профессор Харрингтон.

Что это значит для раковых больных?

«Это очень интересное многообещающее исследование», — говорит профессор Пол Уоркман из Института исследований рака. «Во-первых, потому что оно демонстрирует, что иммунотерапия может иметь существенные преимущества для некоторых пациентов с раком головы и шеи при условии использования в качестве первоначального лечения, а во-вторых, потому что исследователи разработали тест для определения тех пациентов, которым она наверняка поможет».

По его словам, все новые лекарства, поступающие на рынок, должны сопровождаться тестом, чтобы точно определить, кому они с наибольшей вероятностью помогут, кто его целевые реципиенты.

В США и ЕС пембролизумаб уже одобрен для самостоятельного применения и вместе химиотерапий при распространенном раке головы и шеи. В Великобритании этого пока не произошло.

Национальный институт здравоохранения и передового опыта в настоящее время проводит оценку препарата. Он может быть одобрен в стране уже к лету 2020 года.

Ссылка на основную публикацию
Что такое панические атаки и как с ними справиться — Лайфхакер
Paanikahäire Paanikahäire põhitunnuseks on häirivate hirmuhoogude tekkimine, mille ajal võidakse tunda südamepekslemist või kiirenenud pulssi, hingetust, lämbumistunnet, valu rinnas, iiveldust...
Что такое дереализация и деперсонализация и как люди живут с ними
Что такое синдром дереализации — деперсонализации, из-за которого можно потерять себя, мир, пространство и время Синдром дереализации — деперсонализации встречается...
Что такое детский массаж виды и польза массажа для детей
Детский массаж В медицинских услугах часто используют термин «педиатрия» для описания видов лечения детей в учреждениях здравоохранения. Слово «педиатрический» является...
Что такое паралич, причины возникновения, как лечить, последствия
Не делайте мне нервы К причинам болезней нервной системы относятся: механические повреждения, то есть сильные ушибы, сотрясения и другие черепно-мозговые...
Adblock detector