Что такое метформин, схема лечения бесплодия, связь между резистентностью к инсулину и овуляцией

Что такое метформин, схема лечения бесплодия, связь между резистентностью к инсулину и овуляцией

Метформин при бесплодии

Е.А. Карпова, Е.Н. Андреева
Отдел репродукции, отделение эндокринной гинекологии и маммологии Отделение стационарозамещающих технологий ГУ ЭНЦ РАМН, Москва

Введение
Синдром поликистозных яичников (СПЯ) – полиморфное заболевание с чрезвычайно вариабельной клинической картиной, что затрудняет диагностику данного заболевания. С современных позиций основополагающими клиническими проявлениями СПЯ являются состояние хронической олиго- и/или ановуляции (по данным динамического ультразвукового исследования органов малого таза, данным функциональной диагностики), клинические или биохимические признаки гиперандрогении (гормональные исследования) и поликистозные изменения в яичниках (по результатам ультрасонографии органов малого таза), однако все большая роль уделяется гиперинсулинемической инсулинорезистентности (ИР).
Исследования последних двух десятилетий обнаружили закономерную связь ИР с СПЯ и позволили принципиально по-новому объяснить некоторые вопросы патогенеза СПЯ. В начале 1980-х гг. R.L. Barbieri [7, 8] впервые связал патогенез синдрома с инсулинорезистентностью и компенсаторной гиперинсулинемией (ГИ) и её тяжелыми последствиями. Было выяснено, что СПЯ является составной частью сложного метаболического синдрома, предрасполагающего к формированию серьезных поздних осложнений. Такие осложнения метаболического синдрома, как сахарный диабет (СД) 2 типа, артериальная гипертензия, дислипидемия и ишемическая болезнь сердца с семикратно повышенным риском развития инфаркта миокарда, существенно чаще встречаются у женщин с СПЯ, по сравнению с популяцией женщин без этого синдрома [2].
Под ИР понимают снижение биологического ответа к одному или нескольким эффектам действия инсулина, однако чаще ИР определяют как состояние, которое сопровождается сниженным поглощением глюкозы тканями организма под влиянием инсулина, т. е. резистентностью клеток различных органов и тканей к сахароснижающему действию инсулина. Одним из объективных признаков наличия ИР у лиц без сахарного диабета является выявление ГИ при отсутствии явных и скрытых признаков гипогликемии [5].
Для оценки ИР разработан ряд методов, среди которых «золотым стандартом» является метод эугликемического гиперинсулинемического клэмпа. И хотя он позволяет наиболее точно определять уровень ИР, рутинное применение этого метода в клинике проблематично из-за его тяжести и инвазивности требующейся процедуры. Поэтому были разработаны другие методы тестирования, один из которых – метод HOMA-IR (Homeostasis Model Assessent) – основан на математическом моделировании гомеостаза глюкозы [3, 10]. D.R. Мetthews (1985) изучил корреляционную зависимость между клемп-методом и НОМА-IR и выявил высокую степень корреляции (r = 0,83 для группы здоровых и r = 0,92 для группы больных СД 2 типа).
По мнению F. Caro (1991), достаточно достоверным критерием наличия ИР становится снижение отношения концентрации глюкозы крови натощак (ммоль/л) к уровню иммуно-реактивного инсулина (ИРИ) натощак (в мкЕд/мл) ниже 0,33 [9].
В настоящее время известно много индексов, позволяющих оценить чувствительность к инсулину и функцию b-клеток с точностью, почти соответствующей результатам, полученным с помощью техники «клэмпа», однако нет однозначного ответа, насколько они информативны у женщин с СПЯ.
С учётом современной концепции о ведущей роли ИР в патогенезе СПЯ значительный интерес представляло изучение влияния сенситайзеров к инсулину как на основные патогенетические звенья заболевания, так и на его клинические проявления. С этой целью мы применили для лечения больных с СПЯ с ИР препарат метформин из группы бигуанидов.

Материалы и методы исследования
В отделении эндокринной гинекологии ГУ ЭНЦ РАМН были обследованы и пролечены 70 больных репродуктивного возраста с СПЯ (табл. 1).
Все женщины прошли полное клиническое обследование в отделении эндокринной гинекологии ЭНЦ РАМН. Диагноз СПЯ ставился на основании критериев Всемирного консенсуса Европейского общества репродукции человека и эмбриологии и Американского общества репродуктивной медицины (Роттердам, Нидерланды, 2003).
Дефиниция СПЯ определяется наличием состояния хронической ановуляции и гиперандрогении овариального генеза. Уточнение и верификация диагноза СПЯ проводилась после дополнительного гормонального и ультразвукового исследования.
Для определения степени ожирения у всех больных рассчитывали индекс массы тела (ИМТ) по Брею: отношение массы тела (кг) к длине тела (м), возведенной в квадрат, при этом ИМТ от 18,5 до 24,9 соответствовал нормальной массе тела, ИМТ от 25 до 29,9 – избыточной массе тела, ИМТ от 30 и более – ожирению. Определяли окружность талии (ОТ) и бёдер (ОБ). Соотношение ОТ/ОБ от 0,80 и выше указывало на перераспределение жира по абдоминальному типу.
Клинические проявления андрогенизации оценивали по совокупности андрогензависимых симптомов: акне, гирсутизм, алопеция, барифония, клиторомегалия. Степень гирсутизма определялась по шкале Ферримана-Голвея, при этом сумма баллов, превышающая 12, указывала на наличие гирсутизма.
Овуляторную функцию яичников оценивали по тестам функциональной диагностики, таким как измерение ректальной температуры, симптом «зрачка» в динамике, симптом натяжения и кристаллизации цервикальной слизи, и по данным УЗИ органов малого таза (перед овуляцией: уменьшение размеров матки, наличие предовуляторного фолликула диаметром 2,4 мм; после овуляции: исчезновение определявшегося ранее фолликула, появление уровня жидкости в позадиматочном пространстве в виде эхонегативной полоски).
Уровень гипофизарных и стероидных гормонов в крови определяли радиоиммунологическим методом с использованием стандартизированных ВОЗ систем в лаборатории гормонального анализа ЭНЦ РАМН. В лаборатории клинической биохимии ЭНЦ РАМН проведена оценка липидного спектра крови.
Забор крови для гормонального анализа проводили натощак до 9 часов утра, на 5-7-й день менструального цикла или на фоне опсоменореи/аменореи.
Всем пациенткам был проведен стандартный пероральный тест толерантности к глюкозе (ГТТ) с определением базальных уровней глюкозы (Глк) и ИРИ в плазме венозной крови. Кроме того, оценка состояния углеводного обмена проводилась с помощью расчётных показателей:
• индекса Caro – уровень Глк плазмы натощак (ммоль/л) / уровень ИРИ плазмы натощак (мкЕд/мл). Показатели до 0,33 включительно указывают на наличие ИР;
• НОМА-R в баллах, модели гомеостаза (Нomeostasis Model Assessment) – уровень ИРИ плазмы натощак (мкЕд/мл) ¥ уровень Глк плазмы натощак (ммоль/л) / 22,5.
Для медикаментозного лечения больных с СПЯ использовали метформин 500 мг.
Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета Statistica for Windows 5,0 и программы «Biostat». В сравниваемых группах определяли среднюю арифметическую (М) и стандартную ошибку среднего (m). Показатель достоверности был рассчитан с использованием парного критерия Стьюдента. Статистически значимым для всех показателей считался критерий достоверности р менее 0,05.

Читайте также:  Крем Адаклин инструкция по применению, цена, отзывы от прыщей

Результаты и обсуждение
Семьдесят больных с СПЯ и ИР в возрасте 24,3 ± 4,9 лет получали метформин в дозе 1500 мг в сутки в течение 6 месяцев. Препарат принимали по нарастающей схеме: 1-я неделя – 500 мг, 2-я неделя – 1000 мг, с 3-й недели – 1500 мг в сутки в течение 6 месяцев, по истечении которых проводилось повторное обследование.
На фоне лечения метформином с рекомендацией соблюдать рациональное питание ИМТ достоверно снижался с 27,7 ± 1,3 до 24,2 ± 0,9, одновременно уменьшался и показатель ОТ/ОБ с 0,82 ± 0,12 до 0,72 ± 0,13, но это снижение оказалось статистически незначимым. Суммарно полученные результаты представлены в табл. 2.
Согласно современной концепции патогенез СПЯ, хотя бы у определенной когорты больных, связан с ИР, которая приводит к развитию овариальной гиперандрогении и является причиной развития метаболических нарушений. Выявление роли ИР и компенсаторной ГИ в формировании синдрома и его прогрессировании предопределило новую стратегию в лечении данного заболевания – снижение или устранение ИР. Уменьшение ИР можно достигнуть и снижением веса у женщин с ожирением, но это не решает проблему специфической, СПЯ обусловленной, ИР у худых женщин с этим синдромом. Кроме того, снижение только ИМТ не приводит у большинства больных к восстановлению функции репродуктивной системы.
По последним данным, под влиянием метформина повышается сродство рецепторов к инсулину и изменяется их конформация, стимулируются рецепторные и пострецепторные стадии передачи сигнала инсулина. Метформин усиливает киназную активность и процессы фосфорилирования инсулиновых рецепторов, в т. ч. b-субъединицы [9]. Параллельно с этим усиливаются эффекты инсулина на транскрипцию, трансляцию и синтез фосфатидилинозитол-3-киназы, ответственной за транслокацию переносчиков глюкозы к плазматической мембране, что приводит к увеличению поглощения глюкозы печёночными, мышечными и жировыми клетками [16]. Выявлено увеличение мобилизации GLUT-4 к плазматической мембране из внутриклеточного депо в плазматическую мембрану. Усиление транслокации GLUT-1 и GLUT-4 тесно коррелировало с поступлением глюкозы в клетку.
Было показано влияние метформина на восстановление нарушенных пострецепторных механизмов действия инсулина. При изучении влияния метформина на активность тирозинкиназы инсулинового рецептора показано, что после лечения крыс со стрептозотоциновым диабетом метформин возвращал активность тирозинкиназы к исходной. Нормализуя тирозинкиназную активность рецепторов, метформин увеличивает скорость передачи инсулинового сигнала внутрь клетки, потенцируя таким образом действие инсулина [6].
Впервые метформин был назначен женщинам с СПЯ в трёх независимых исследованиях. Результаты первого исследования были доложены Velasquez с соавт. (1994). Неконтролируемое исследование было проведено на 26 женщинах с СПЯ, которые получали метформин в течение 8 недель. Было показано, что проведенное лечение не только привело к снижению уровня циркулирующего инсулина, но было также ассоциировано со снижением уровня сывороточного ЛГ. Кроме того, у 7 женщин в процессе исследования возобновились регулярные менструации, а у 3 наступила беременность. В целом улучшение репродуктивной функции удалось достичь у 38 % женщин.
К настоящему времени уже были опубликованы итоги нескольких исследований с использованием метформина с неоднозначными результатами. Самым тщательным было исследование D.А. Ehrmann и соавт. [13], который не обнаружил снижения гиперинсулинемии и гиперандрогении после трёх месяцев терапии метформином. Другие исследователи, Nestler c соавт. (1996), опубликовали данные о том, что лечение метформином привело к снижению уровня инсулина натощак и стимулированного глюкозой, а также уровня ЛГ и тестостерона. Никакие из этих изменений не были зарегистрированы в группе, получавшей плацебо.
Наши собственные результаты лечения 70 больных с СПЯ и ИР показали, что в результате проведенной терапии метформином по 1500 мг в сутки в течение 6 месяцев происходит статистически значимое снижение ИМТ с 27,7 ± 1,3 до 24,2 ± 0,9. Одновременно уменьшался и показатель ОТ/ОБ с 0,82 ± 0,12 до 0,72 ± 0,13, но это снижение оказалось статистически незначимым.
На этом фоне выявлено значимое снижение уровня ИРИ натощак (с 21,3 ± 2,7 мкЕд/мл до 6,7 ± 0,9; р = 0,001) и стимулированного на 120-й минуте ГТТ (с 89,8 ± 8,1 мкЕд/мл до 26,5 ± 3,5; р = 0,001). На фоне лечения Сиофором значимого изменения уровня гликемии натощак и на 120-й минуте ГТТ не наблюдалось. Соответственно показатель НОМА снизился с 4,37 ± 1,28 баллов до 1,13 ± 0,14 (р = 0,001), а индекс Caro повысился с 0,22 ± 0,05 до 0,57 ± 0,11 (р = 0,01), что свидетельствует об устранении ИР.
На этом фоне можно было ожидать и нормализации липидного обмена. Как известно, метформин оказывает гиполипидемическое действие как у больных СД 2, так и у лиц с нормальной толерантностью к глюкозе, с ожирением или без него, имеющих дислипидемию и артериальную гипертензию [19]. Предполагается прямое действие метформина на липидный обмен, не связанное с влиянием на углеводный обмен. Возможно, под действием метформина уменьшается активность ключевых ферментов синтеза холестерина – гидроксиметил-глутарил-КоА-редуктазы и гидроксиметил-глутарил-КоА-синтазы. Дальнейшие результаты обследования и лечения представлены в табл. 3.
Собственные результаты подтвердили значимое снижение уровня холестерина с 5,3 ± 0,3 ммоль/л до 3,4 ± 0,4 (р = 0,001) и уровня ТГ с 1,8 ± 0,3 ммоль/л до 0,9 ± 0,25 (р = 0,04). Отмечена тенденция к нормализации уровня ЛПНП и ЛПВП.
Таким образом, применение метформина у больных с СПЯ и ИР приводит к нормализации чувствительности к инсулину (по-видимому, как за счёт снижения веса, так и за счёт прямого действия метформина на углеводный обмен), а также к нормализации липидного обмена.
Исходя из современной концепции патогенеза гонадотропных нарушений и овариальной гиперандрогении при СПЯ устранение ИР должно привести к нормализации гонадотропной функции и снижению гиперандрогении. Собственные данные действительно подтвердили статистически значимое снижение уровня лютеинизирующего гормона (ЛГ) (при этом уровень фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) повысился недостоверно), что свидетельствует о нормализации гонадотропной функции в результате снижения ИР и ГИ (с одновременным снижением ИМТ).
Аналогичных изменений можно было ожидать и в отношении активных андрогенов – Т. Уровень Т в результате лечения метформином действительно снизился, но это снижение было только близким к значимому (р = 0,054), так же как и снижение уровня 17-ОН-Р (р > 0,06). Вместе с тем терапия метформином привела к значимому снижению уровня ГСПГ (р Полученные нами данные совпадают с данными многих исследований [1, 11], хотя немалая часть авторов не обнаруживают значимой нормализации как показателей ИР, так и гонадотропной функции, а также нормализации уровня Т [4]. Неоднозначность получаемых данных может отражать полиморфизм собственно СПЯ, а также неоднородность его составляющих, в частности ИР, которая определяется множеством различных факторов. В добавление к яичниковой гиперандрогении около 40-60 % женщин с СПЯ имеют признаки избытка надпочечниковых андрогенов, который определяется по высоким уровням (ДГЭА-S) [14]. К тому же механизм действия метформина пока раскрыт не полностью, не определена конкретно продолжительность его применения, полностью не раскрыта связь ГИ с ГА. Во многих исследованиях [12] показано влияние ИР с ГИ на активность цитохрома Р450с17, на ключевые ферменты андрогенного стероидогенеза – 17a-гидроксилазу и 17,20-лиазу – по соотношению предшественник/конечный гормон. В то же время определение непосредственно активности Р450с17 в первичных культурах фибробластов больных с СПЯ в сравнении с контрольной группой не выявило её повышения [20].
Итак, мы прошли определённый этап в изучении патогенеза СПЯ и влияния сенситайзеров действия инсулина на основные патогенетические звенья, однако остаются нерешённые вопросы, и работа должна быть продолжена.

Читайте также:  Что такое эндометриоз ЧУЗ «КБ «РЖД-Медицина» им

Cochrane

Вопрос обзора: Целью этого Кокрейновского обзора было определить эффективность и безопасность метформина, инсулин-сенситизирующего агента, для улучшения исходов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), особенно, живорождения и частоты клинической беременности у женщин с СПКЯ, проходящих терапию путем (или методом) искусственного оплодотворения (ЭКО).

Актуальность: Синдром поликистозных яичников (СПКЯ ) является состоянием, характеризующимся хронической недостаточностью или отсутствием овуляции (ановуляция) и избыточной продукцией мужских гормонов (гиперандрогения). Основными симптомами этого нарушения являются нерегулярные менструальные циклы, бесплодие, гирсутизм (избыточный рост волос) и угри (акне). Это состояние является наиболее распространенным эндокринным расстройством у женщин, затрагивающим примерно 5% — 10% всех женщин репродуктивного возраста.

Характеристика исследований: В обзор были включены девять рандомизированных контролируемых испытаний с участием, в общей сложности, 816 женщин, которые были рандомизированы для получения метформина (411) против плацебо или отсутствия лечения (405). Испытания проводились в Чехии, Италии, Иордании, Норвегии, Турции и Великобритании. Доказательства актуальны на октябрь 2014 года.

Основные результаты: Когда метформин сравнивали с плацебо или отсутствием лечения, не было убедительных доказательств разницы между группами по числу живорожденных, но частота наступления беременности была выше в группе метформина, и риск синдрома гиперстимуляции яичников (СГЯ) был ниже. По нашим оценкам, у женщин с 32%-ной вероятностью достижения живорождения при использовании плацебо или иного лечения, соответствующие шансы (вероятность) при использовании метформина были бы между 28% и 53%. Для женщины с 31%-ной вероятностью достижения клинической беременности без метформина соответствующие шансы при использовании метформина были бы между 32% и 49%. У женщины с 27%-ным риском синдрома гиперстимуляции яичников (СГЯ) без метформина, соответствующие шансы при использовании метформина были бы между 6% и 15%. Побочные эффекты (в основном со стороны желудочно-кишечного тракта) были более распространены в группе метформина, хотя только четыре исследования сообщили об этом исходе.

Качество доказательств: В целом качество доказательств было умеренным в отношении исходов клинической беременности, СГЯ и выкидыша, и низким — в отношении других исходов. Основными ограничениями в доказательствах были неточность и непоследовательность.

Вывод: Мы не обнаружили убедительных доказательств, что лечение метформином до или во время циклов ВРТ улучшало живорождаемость у женщин с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ). Однако, использование этого инсулин-сенситизирующего агента увеличивало частоту клинической беременности и снижало риск СГЯ.

Влияние метформина на репродуктивную функцию женщин с различными фенотипами СПКЯ

Найдукова А.А., Ананьев Е.В., Чернуха Г.Е.

Список литературы

1. National Institutes of Health. Evidence-based Methodology Workshop on Polycystic Ovary Syndrome. December 3-5, 2012.

2. Lizneva D., Kirubakaran R., Mykhalchenko K., Suturina L., Chernukha G., Diamond M.P., Azziz R. Phenotypes and body mass in women with polycystic ovary syndrome identified in referral versus unselected populations: systematic review and meta-analysis. Fertil. Steril. 2016; 106(6): 1510-20. e2. doi: 10.1016/j.fertnstert.2016.07.1121.

3. Mehrabian F., Khani B., Kelishadi R., Kermani N. The prevalence of metabolic syndrome and insulin resistance according to the phenotypic subgroups of polycystic ovary syndrome in a representative sample of Iranian females. J. Res. Med. Sci. 2011; 16(6): 763‑9.

4. Sujata K. Anthropometric, clinical, and metabolic comperisons of the four Rotterdam PCOS phenotypes: a prospective study of PCOS women. J. Hum. Reprod. Sci. 2013; 6(3): 194-200.

Читайте также:  Вредно ли глотать сперму мужчине Есть ли польза от приёма спермы мужчиной на мужской организм

5. Romualdi D., Di Florio C., Tagliaferri V., De Cicco S., Gagliano D., Immediata V. et al. The role of Anti-Müllerian hormone in the characterization of the different polycystic ovary syndrome phenotypes. Reprod. Sci. 2016; 23(5): 655-61. doi: 10.1177/1933719115611751.

6. Panidis D., Tziomalos K., Macut D., Delkos D., Betsas G., Misichronis G., Katsikis I. Cross-sectional analysis of the effects of age on the hormonal, metabolic, and ultrasonographic features and the prevalence of the different phenotypes of polycystic ovary syndrome. Fertil. Steril. 2012; 97(2): 494-500. doi: 10.1016/j.fertnstert.2011.11.041.

7. Yildiz B.O., Bozdag G., Yapici Z., Esinler I., Yarali H. Prevalence, phenotype and cardiometabolic risk of polycystic ovary syndrome under different diagnostic criteria. Hum. Reprod. 2012; 27(10): 3067-73.

8. Moran L.J., Misso M.L., Wild R.A., Norman R.J. Impaired glucose tolerance, type 2 diabetes and metabolic syndrome in polycystic ovary syndrome: a systematic review and meta-analysis. Hum. Reprod. Update. 2010; 16(4): 347-63. doi: 10.1093/humupd/dmq001. Epub 2010 Feb 16.

9. Nestler J.E., Jakubowicz D.J., deVargas A.F., Brik C., Quintero N., Medina F. Insulin stimulates testosterone biosynthesis by human thecal cells from women with polycystic ovary syndrome by activating its own receptor and using inositolglycan mediators as the signal transduction system. J. Clin. Endocrinol. Metab. 1998; 83(6): 2001-5.

10. Will M.A., Palaniappan M., Peegel H., Kayampilly P., Menon K.M. Metformin: Direct inhibition of rat ovarian theca-interstitial cell proliferation. Fertil. Steril. 2012; 98(1): 207-14.

11. Attia G.R., Rainey W.E., Carr B.R. Metformin directly inhibits androgen production in human thecal cells. Fertil. Steril. 2001; 76(3): 517-24.

12. Skinner M.K. Regulation of primordial follicle assembly and development. Hum. Reprod. Update. 2005; 11(5): 461-71.

13. Balen A.H., Conway G.S., Homburg R., Legro R.S. Polycystic ovary syndrome: a guide to clinical management. London, New York: Taylor & Francis; 2005.

14. Romualdi D., Di Florio C., Tagliaferri V., De Cicco S., Gagliano D., Immediata V. et al. The role of Anti-Müllerian hormone in the characterization of the different polycystic ovary syndrome phenotypes. Reprod. Sci. 2016; 23(5): 655-61. doi: 10.1177/1933719115611751.

15. Çelik E., Türkçüoğlu I., Ata B., Karaer A., Kırıcı P., Eraslan S. et al. Metabolic and carbohydrate characteristics of different phenotypes of polycystic ovary syndrome. J. Turk. Ger. Gynecol. Assoc. 2016; 17(4): 201-8. eCollection 2016.

16. Блинова И.В. Функциональное состояние эндотелия и особенности эндокринно-метаболического профиля больных с различными фенотипаси сидрома поликистозных яичников: автореф. дисс. … канд. мед. наук. М.; 2009. 28с.

17. Moran L., Teede H. Metabolic features of the reproductive phenotypes of polycystic ovary syndrome. Hum. Reprod. Update. 2009; 15(4): 477-88.

18. Moran L.J., Misso M.L., Wild R.A., Norman R.J. Impaired glucose tolerance, type 2 diabetes and metabolic syndrome in polycystic ovary syndrome: a systematic review and meta-analysis. Hum. Reprod. Update. 2010; 16(4): 347-63.

19. Genazzani A.D., Battaglia C., Malavasi B., Strucchi C., Tortolani F., Gamba O. Metformin administration modulates and restores luteinizing hormone spontaneous episodic secretion and ovarian function in nonobese patients with PCOS. Fertil. Steril. 2004; 81(1): 114-9.

20. Kurzthaler D., Hadziomerovic-Pekic D., Wildt L., Seeber B.E. Metformin induces a prompt decrease in LH-stimulated testosterone response in women with PCOS independent of its insulin-sensitizing effects. Reprod. Biol. Endocrinol. 2014; 12: 98. doi: 10.1186/1477-7827-12-98.

21. Carlsen S.M., Vanky E., Fleming R. Anti-Müllerian hormone concentrations in androgen-suppressed women with polycystic ovary syndrome. Hum. Reprod. 2009; 24(7): 1732-8. doi: 10.1093/humrep/dep074.

22. Grigoryan O., Absatarova J., Andreeva E., Melnichenko G., Dedov I. Effect of metformin on the level of anti-Mullerian hormone in therapy of polycystic ovary syndrome in obese women. Minerva Ginecol. 2014; 66(1): 85-9.

23. Romualdi D., DeCicco S., Tagliaferri V., Proto C., Lanzone A., Guido M. The metabolic status modulates the effect of metformin on the antimullerian hormone-androgens-insulin interplay in obese women with polycystic ovary syndrome. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2011; 96(5): E821-4. doi: 10.1210/jc.2010-1725.

24. Kai Y., Kawano Y., Yamamoto H., Narahara H. A possible role for AMP-activated protein kinase activated by metformin and AICAR in human granulosa cells. Reprod. Biol. Endocrinol. 2015; 13: 27. doi: 10.1186/s12958-015-0023-2.

25. Diamond M.P., Legro R.S., Coutifaris C., Alvero R., Robinson R.D., Casson P. et al.; NICHD Reproductive Medicine Network. Letrozole, gonadotropin, or clomiphene for unexplained infertility. N. Engl. J. Med. 2015; 373(13): 1230-40. doi: 10.1056/NEJMoa1414827.

26. Российский Национальный Консенсус: Гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовой наблюдение. Российская ассоциация эндокринологов. Российская ассоциация акушеров-гинекологов. ФГБУ « Эндокринологический Научный центр» МЗ РФ (2012). Приняты в 2012 г. на VI Всероссийском конгрессе эндокринологов. Утверждены на VI Всероссийском диабетологическом конгрессе и на 14 Всероссийском научном форуме «Мать и дитя». М.; 2012. 18с.

27. Ghazeeri G.S., Nassar A.H., Younes Z., Awwad J.T. Pregnancy outcomes and the effect of metformintreatment in women with polycystic ovary syndrome: an overview. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2012; 91(6): 658-78. doi: 10.1111/j.1600-0412.2012.01385.x.

28. Palomba S., Chiossi G., Falbo A., Orio F., Tolino A., Colao A. et al. Low-grade chronic inflammation in pregnant women with polycystic ovary syndrome. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2014; 99(8): 2942-51.

Ссылка на основную публикацию
Что такое дереализация и деперсонализация и как люди живут с ними
Что такое синдром дереализации — деперсонализации, из-за которого можно потерять себя, мир, пространство и время Синдром дереализации — деперсонализации встречается...
Что показывает МРТ головного мозга онкологический центр; Sofia
Какие болезни может выявить МРТ Такой метод, как магнитно-резонансная томография уже давно получил широкое применение в медицине. Благодаря тому, что...
Что показывает общий анализ мочи
Общий анализ мочи – что показывает у взрослых? При подозрении на любые болезни мочеполовой системы обязательно проводится общий анализ мочи...
Что такое детский массаж виды и польза массажа для детей
Детский массаж В медицинских услугах часто используют термин «педиатрия» для описания видов лечения детей в учреждениях здравоохранения. Слово «педиатрический» является...
Adblock detector